sungatov

Может ли общественная медицина быть качественной

Немного странно я озаглавил эту заметку, поскольку речь пойдет не о медицине, как таковой, а о здравоохранении. Но здравоохранение уже настолько прочно ассоциируется с «непроходимой» бюрократической системой, а хотелось показать именно содержательную составляющую — лечение и профилактику, которые, собственно, и нужны людям.

Проблемы в здравоохранении нарастают, и всех волнует вопрос, в состоянии ли современная система здравоохранения обеспечить общество (или по крайней мере, подавляющую его часть) качественной «медициной» (лечением и профилактикой) и может ли такая медицина быть бесплатной для граждан.

Качественная медицина


 

«Качественная медицина», очевидно, очень емкое понятие, и полностью оценить его в полной мере можно применительно к совокупному здоровью всех членов общества и динамике его изменения на протяжении достаточно длительного времени. Такая «общественная медицина» состоит из множества оказанных услуг, и не факт, что «качественные услуги» автоматически приведут к «качественной медицине», но уж точно без «качественных услуг» «качественной медицины» быть не может.

Что мы будем понимать под «качественными услугами»? Наверно, это медицинские услуги, правильно выбранные, с максимально успешным результатом, за приемлемую цену, оказанные в комфортных условиях. Каждый из этих пунктов, взятый по раздельности, не представляется каким-то чрезмерным требованием. Почему же вместе они являются неразрешимой задачей? Министр здравоохранения одного из небедных центральноевропейских государств как-то сказал, что «здравоохранение — прОклятая вещь, независимо от того, право- или левоориентированное государство». Откуда же столько горечи и пессимизма?

Давайте посмотрим, разберем требования, которые мы считаем базовыми, чтобы «медицина» была качественной.

«Медицинские услуги должны быть правильно выбраны»

Разве это невозможное требование? В каждом регионе сейчас есть современные диагностические центры, заполненные лучшими образцами мирового диагностического оборудования

«с максимально успешным результатом»

Органы власти пристрастно держат на постоянном контроле органы управления здравоохранением, а органы здравоохранения — минздравы, департаменты, горздравы — неусыпно следят за медицинскими учреждениями, за качеством оказания медицинской помощи, требуя ежегодно достигать все новых успехов в показателях по качеству, и эти показатели каждый год улучшаются (хоть и часто «на одну десятую процента»). Любое отклонение от привычных показателей становится чрезвычайным происшествием, предметом серьезнейшего разбирательства, со снятием с работы целой вертикали управленцев вплоть до министра

«за приемлемую цену»

Вот здесь мы начинаем спотыкаться… Откуда вообще взялась «ЦЕНА»? У нас же — бесплатное здравоохранение! Увы, уже не бесплатное… Хорошо, «платное». Но цена — приемлемая? Да кто же его знает! Разве кто-то изучал этот вопрос! Как бы более-менее понятно ценообразование в частной медицине (я не пишу, — «например, в стоматологии», поскольку две подсистемы здравоохранения — стоматология и «скорая помощь» совершенно выбиваются из общего ряда, но это уже отдельный разговор). Хуже с так называемыми «платными», «хозрасчетными» услугами — они есть, но принцип их ценообразования, как минимум, непрозрачен.

Что же делает саму цену за медицинскую услугу приемлемой? Очевидно, соблюдение сразу двух факторов — доступности большинству населения и некоего соответствия «общественно-приемлемым» затратам на оказание услуги. То есть, вопрос с «приемлемостью» цены пока оставляем открытым

При этом, мы не апеллируем к законам, гарантирующим «бесплатное здравоохранение». Добиться бы, чтобы общественное здравоохранение (повторю, общественное — значит, доступное подавляющему большинству) предлагало «приемлемую» цену!

«оказанные в комфортных условиях»

и вот мы добрались до пункта, где нам и сказать-то вообще нечего. Поскольку комфортные условия пока что у нас можно встретить только в медицине «элитарной», но никак не общественной.

Здравоохранение — это индустрия!


 

И что делать? Смириться с некачественностью общественного здравоохранения? Развивать медицину элитарную, обложив ее каким-то «социальным оброком»? А нельзя ли посмотреть, нет ли ключика, который бы разом обеспечил решение всех ключевых вопросов? Решить все, наверно, «разом» не удастся, а вот посмотреть, где же «заедает», можно.

Для этого надо ПРИЗНАТЬ здравоохранение индустрией, то есть, отраслью, в которой  действуют экономические законы и для управления которой можно использовать индустриальные (значит, понятные, описываемые и просчитываемые) методы управления.

Ну что же, давайте УПРАВЛЯТЬ. Управлять, значит оказывать заранее предусмотренные воздействия с целью получения заранее предусмотренного результата

Адам Смит говорил о «невидимой руке рынка», которая все урегулирует, обеспечит справедливые цены на самые различные товары и услуги, уравновесит спрос и предложение.

Гуру управления Майкл Портер пришел к выводу, что здравоохранению не хватает конкуренции, и конкуренция медицинских учреждений проблемы здравоохранения решит — сделает медицинские услуги качественными и общедоступными по объему предложения и цене.

Исходя из того, что здравоохранение — отрасль, и мы — в рынке, то вроде так бы и должно быть. Но не происходит. Причем, сразу по двум причинам: здравоохранение, в отличие от других отраслей, носит ярко выраженный социальный характер, то есть, обязательства, принимаемые Обществом по отношению к его отдельным членам (реализацию этих обязательств берет на себя государство), совершенно смешивают понятия потребителей, заказчиков, продавцов и производителей.

Вторая причина — неопределенность понятия «продукт» в здравоохранении. Конкуренция на рынке здравоохранения ЕСТЬ, но никак не за качество. Идет борьба  за дотации, тарифы, государственные заказы, за количество «выгодных» пациентов, за «захват территорий», и т.д., но качество продолжает оставаться сопутствующей категорией.

Пациент не знает, ЧТО ему нужно, НУЖНО ли ему то, что ему предлагают, действительно ли он ПОЛУЧИЛ то, на что согласился, с обещанным результатом, и, наконец, стоит ли осуществленная манипуляция действительно СТОЛЬКО, сколько с него стребовали.  То есть, услуга была оказана, а ПРОДУКТА не возникло, поскольку, чтобы услуга стала «продуктом», она должна быть определена однозначным образом (ЧТО выполняется, с какой целью, какой ожидается результат), результат должен быть отчуждаемым, то есть, принадлежать тому, кому оказана услуга, и должен быть четко определен принцип формирования цены за данную услугу. А если нет «продукта», то нельзя построить целевых ориентиров, нельзя получить инструменты наблюдения, и тем более нельзя разработать эффективные управленческие алгоритмы.

Наверняка не специально, очень хорошо оппонировал Портеру нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц, когда сказал, что решая проблему дороговизны операций на сердце, в США сумели подготовить более чем достаточное количество кардиохирургов, однако цена на операцию НЕ СНИЗИЛАСЬ. Не сработала, однако, «конкуренция». Конечно же, не сработала  по тем же объективным причинам специфики отрасли.

 

Диспетчеризация


 

Вот отсюда и возникла идея применить в здравоохранении совершенно индустриальную технологию управления, основанную на принципах диспетчеризации — диспетчеризации,  основанной на централизации потоков информации, введении единых стандартов и регламентов, объединении участников в различные профильные системы. И такая централизация не имеет ничего общего с усилением администрирования, с дальнейшей бюрократизацией здравоохранения.

Речь идет о получении объективной информации о функционировании системы здравоохранения, предоставлении участникам системы полной и объективной информации, оптимизации использования ресурсов, координации деятельности всех участников. В этом случае централизация — это метод, а не цель. Централизация — это «принцип одного окна» по доступу к системе, полный доступ к информации в соответствии с полномочиями, единые правила игры и оптимизированные механизмы бизнес-процессов.

 

Диспетчеризация — это и принципы, и определенная архитектура, и некоторая структура


 

 

Принципы организации

 

Безусловно, эффективная диспетчеризация невозможна без применения современных инфокоммуникационных технологий.

Применяя современные технологии, мы обеспечиваем:

  • полноту и точность информации, поскольку автоматизированный ввод не допускает ошибок, присущих ручному вводу
  • доступ ко всей информации (в соответствии с полномочиями)
  • соблюдение всех заложенных стандартов и регламентов
  • автоматизированное исполнение конкретных бизнес-процессов
  • возможность мониторировать поведение и состояние системы в режиме реального времени, получать и накапливать статистическую информацию для немедленного анализа

 

Архитектура системы

 

Архитектура системы диспетчеризации может быть достаточно вариабельной. Но в любом случае, ядром системы диспетчеризации является Центральное хранилище медицинской информации и процессный блок, решающий задачи выполнения самых различных медицинских процессов, таких как, например, неотложная помощь при инсультах, плановая госпитализация или персональный телемониторинг.

При этом, различные информационно-справочные системы, системы записи — электронные регистратуры, порталы становятся надстройкой, обеспечивая интерфейс со всеми участниками системы здравоохранения и предназначенными как для  потребителей медицинских услуг, так для тех, кто их оказывает.

Собственно техническая реализация системы — вопрос конкретный, выбор должен осуществляться с учетом особенностей конкретной среды. Система может быть реализована и как классическая клиент-серверная, и как  полностью «облачная» система.

Структура системы

 

Конечно, нужна и определенная структура. Однако, как уже было сказано, диспетчеризация должна обеспечиваться информационно-коммуникационными технологиями. Правильное применение этих технологий, качественные алгоритмы дают возможность реализовать  диспетчеризацию в автоматизированном режиме, решая все задачи тем же составом или с минимальным количеством дополнительных рабочих мест, в силу большого увеличения функционала. Более того, поскольку диспетчеризация — это не орган управления, практика показала, что можно вообще не создавать новой юридической структуры. При этом, диспетчеризация однозначно делает массу рабочих мест более эффективными, прежде всего, в местах сбора, ввода и обработки информации.

Главное свойство системы диспетчеризации

 

И вот мы подошли к определению продукта и его качества.

 

Практика применения диспетчеризации полностью подтвердила нашу гипотезу, что в отсутствии однозначного определения продукта самый серьезный количественный и качественный анализ можно выполнить отслеживая процесс получения продукта! В случае здравоохранения, это процесс оказания услуг.

 

Диспетчеризация позволяет обеспечить выполнение услуги строго в соответствии с установленным регламентом, учесть как сам факт оказания услуги, так и все затраченные ресурсы и, самое главное, в конечном счете, иногда по прошествии определенного времени, оценить достигнутый результат и его соответствие предписанному регламентом.

То есть, мы можем удостовериться и удостоверить пациента в целесообразности совершенного воздействия и качестве полученного результата.

Я озаглавил свою заметку вопросом. Но на вопрос, «может ли общественная медицина быть качественной», простых людей не интересует ответ «в общем виде». Смысл может иметь только ответ практический, применительно к конкретному времени и конкретной территории.

И создание экономически обоснованной системы управления, основанной на диспетчеризации, с применением индустриальных инструментов управления, основанных на современных инфо-коммуникационных технологиях нам этот ответ даст, и этот ответ, я уверен, будет ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ.

ноябрь 2011